Послание на Търновския митрополит Климент до Всеросийския синод

(Без дата. Писано вероятно през 1882 г.)

Существует старинный обычай, сохраняющийся в Христовой церкви и употребляющийся во всех церквах, по которому страдающие из них обращаются к тем, над коими Вечный Пастырь, Начальник излил богато Свои милости, просить у них помощи и поддержки в своих несчастиях и страданиях, требовать у них во имя христианской любви, соединяющей всех верующих в Спасителя Христа и ожидающих от Его милосердия свое спасение, утешить оскорбленных и скорбящих, ободрить унылых — в доказательство того, что исполняется заповедь апостола: „Должны есмы мы силнии немощи немощных носити“ (Римл., 15, 1).

Следуя этому обычаю и мы, похуленные и неправедно осужденные, осмеливаемся обратиться к Вам, святейший правительствующий Всероссийский синод, теперь, когда страшная буря поднялась против одной части благочестивого, православного болгарского народа и грозит нанести страшный удар драгоценнейшему его достоянию, унаследованному им от прародителей — святой православной веры.

Известны Вам обстоятельства и причины, породившие прискорбную распрю между благочествым, православным болгарским народом и святейшей Константинопольской патриархией. Известно также, что десятилетние переговоры не привели ни к чему другому, кроме к еще большему ожесточению возникшей борьбы. Известно, наконец, и каким ужасным преступлением перед Господом нашим Иисусом Христом окончилась эта жестокая борьба. Изобретено было новое учение, приписалось оно нам и, не захотев даже услышать наши оправдания, нас осудили, а вместе и соединенный с нами благочестивый болгарский народ, как схизматиков, и — насколько зависело от святейшей Константинопольской патриархии — мы были лишены Христовой части и причислены к отступникам от божественного учения Спасителя Христа.

С тех пор прошло десять лет и мы, похуленные и неправедно осужденные, можем сказать, что, среди бесчисленных трудностей, среди неимоверных гонений и страданий, милость Божия сохранила нас, и наше паство от всех сетей, раскинутых со всех сторон в эти трудные для нашего народа времена. Вера сохранена в первоначальной чистоте, нападения и козни иноверных отбиты, надежды врагов Православной Церкви остались тщетными, и все это — благодаря глубокой любви и и преданности благочестивых болгар к неправедно осужденной Болгарской Экзархии.

Действительно, многовидны были опасности и гонения, коим подвергалась болгарская Экзархия в это десятилетие. Но мы с сокрушенным сердцем исповедуем, что самые жестокие гонения претерпела она от святейшей Константинопольской патриархии, которая, пользуясь политическими смутами болгарского народа, начавшимися в 1872 г., — в том именно году, когда была учреждена Болгарская Экзархия — и опираясь на турецкие власти, употребляла разные, всевозможные и разновидные средства, чтобы толкнуть нас и наше паство на путь погибельный. То старалась она при посредстве турецких властей, силою заставить болгарское духовенство переменить свое одеяние, то домогалась отнимать церкви у большинства христиан — потому только, что они болгаре, и отдавать их нескольким пришельцам — грекам; другой раз всячески противодействовала построению болгарами новых церквей, а отправленные ею в Болгарию ее архиереи не раз вновь рукополагали рукоположенных уже болгарскими архиереями священников, и вновь совершали таинство крещения над детьми, крещенными уже болгарскими священниками — как это делал его Преосвященство Дионисий Адрианопольский, один из самых ярых внушителей и защитников идеи о схизме. Архивы Болгарской Экзархии полны документами, удостоверяющими эти печальные события.

Святейшая Константинопольская патриархия и архиереи, отправляемые ею в епархии, населенные болгарами, являются там в последнее десятилетие защитниками и покровителями эллинского языка и эллинской народности и врагами и гонителями славянского богослужения и болгарской народности. Это доказывается не только поведением как самой патриархии, так и подведомственных ей архиереев относительно болгар за все время до последней искупительной для одной части болгарского народа войны, но подтверждается и тем, что делается теперь в тех македонских епархиях, которые, будучи населены болгарами, остались под гражданскою властью правительства султана.

В этих несчастных епархиях — из которых были удалены турецкими властями трое болгарских архиереев, Велешский, Скопский и Охридский, еще накануне (1) последней войны — за доказательство верности и преданности Православной вере принимается не святое крещение и другие таинства святой Православной Церкви, не исповедание Символа веры, не хранение праотеческих преданий, не исполнение христианских обязанностей, но эллинский язык и покорность святейшей Константинопольской патриархии. Кто дерзнет служить Небесному Отцу в Церкви, в которой Богослужение совершается на славянском языке, кто осмелится молиться по-славянски, кто пожелает обучать детей своих на (2) болгарском языке и отдавать их в болгарскую школу, кто осмелится открыть болгарское училище (3) — тот схизматик, тот враг турецкого правительства и предается таковый на неописанные мучения. Подведомственные святейшей Константинопольской патриархии преосвященные архиереи, пользуясь подозрительностию местных турецких властей, стараются всеми силами искоренить в означенных епархиях славянское Богослужение и болгарскую народность. Церкви, в которых совершается Богослужение на славянском языке, закрываются, или же славянское Богослужение заменяется греческим; священники предаются гражданской власти или же наказываются лишением сана за неслыханное до сих пор преступление — за желание обучать детей своих на болгарском языке; болгарские училища закрываются, и болгарские учители преследуются как разбойники. Несчастное и измученное население тех епархий обращается к Экзархии за помощью, но Экзархия не в состоянии помочь ему. И так враги Православия, разные пропаганды, с нетерпением ожидавшие подобные обстоятельства, нашли удобное время, ожили и, покровительствуемые сильными мира сего, предложили и предлагают этому страждущему населению свои услуги, дали и дают ему свое сильное покровительство, обещали и обещают доставить ему свободу (4) молиться на славянском языке и обучаться на своем родном болгарском, соблазнили и соблазняют его и, таким образом, многие пали.

Где же пастырская любовь, которую пастыри должны оказывать своим пасомым? Где остались заверения, не раз высказанные свят. Константинопольской патриархией, что она не делает никакого различия между христианами, что не предпочитает одной народности другую, что не употребляет свою власть в пользу одной и в ущерб другой, что одинаково заботится о всех христианах, всем способствуя воспитываться, расти и преуспевать о Господе? Где остались решения и обвинения, что мы желали ввести в Церковь Христову новое еретическое учение — филетизм? Обвинители заняли место обвиненных, осуждающие сели там, где были осуждаемые.

Когда находилась в таком печальном положении одна часть — хотя и незначительная — верующих в Господа Иисуса Христа, Который, оставив девяносто девять овец, отправился искать одну погибшую, мы долгое время ласкали себя сладкою и утешительною в своих горестях надеждою, что появится откуда-нибудь радостный луч, что откуда-нибудь донесется голос утешения и примирения, и страсти утихнут, гонения уменьшатся, Божий мир водворится между ожесточенными.

Но увы! Нет помощи, нет утешения! Никто не обращает внимания на опасности, которым подвергаются столько тысяч чад Божиих, никто не слышит воплей страждущих православных христиан: ибо все отвратили лицо свое от нас.

Говорят нам: вы осуждены святейшей Константинопольской патриархией, и мы не можем иметь с вами общения, не можем внимать вашим жалобам, ниже помочь вам. Но зачем же оставляется без исследования — справедливо ли это осуждение и если оно справедливо, то зачем не осуждаются и осудившие нас, так как и они сделали точно такое же преступление, за которое обвинили и осудили нас и соединенный с нами болгарский народ?

Говорят нам: вы нарушили постановления святых соборов и святых отцов. Но зачем оставляется без исследования — духовная власть, которую практикует святейшая Константинопольская патриархия в македонских епархиях, населенных благочестивыми болгарами, основывается ли на тех же самых постановлениях, в нарушении которых нас обвиняют, и не усвоена ли эта власть в противность решениям святых соборов?

Нас обвиняют, что наше церковное самоуправление, как основанное исключительно на одном решении нехристианской власти, незаконно. Мы не скажем, что акт, в котором содержится это решение, основан на проекте, изданном самой свят. Константинопольской патриархией, потому что это всем известно. Но положим, что сказанное обвинение справедливо. В таком случае, зачем не обвиняется и не осуждается с той же самой строгостью, с какою осуждают нас, и свят. Константинопольская патриархия, которая свою власть над македонскими епархиями уже целое столетие практикует исключительно на основании одного султанского фирмана?

Обвинили и обвиняют нас, что мы хотели ввести в Церковь Христову начало неслыханное в ее истории, начало — всем болгарам, где бы ни обитали они, находиться в зависимости от Экзархии. Но никто не знает, может быть, что турецкое правительство не раз старалось убедить нас согласиться назначать и отправлять архиереем во все те места турецкой империи, где обитают болгаре, но что подобные заманчивые предложения, поддерживаемые притом и многими из наших христиан, мы всегда отвергали.

Обвиняют нас, что мы систематически противимся всякому примирению с Константинопольскою патриархией, которая, будто, делала всевозможные жертвы для восстановления евангелской любви между нею и нами, заблужденными, но мы, заслепленные неразумною любовью к своей народности, делаем тщетными святые намерения свят. Константинопольской патриархии о благе Церкви Христовой. Мы исповедуем, что питаем глубокую любовь к тому народу, среди которого милость Божия благоволила родиться нам и вырасти. Кто не платит природе этой дани, пусть тот первый бросит на нас камень осуждения. Но свидетель нам Господь, что никогда эта любовь не делала нас слепыми до того, чтобы мы, увлеченные идеями мира сего, предпочли узкие народные стремления служению святой Православной вере. Мы вполне сознаем, что прискорбная распря, существующая между нами и святейшею Константинопольск. патриархией не только служит к ослаблению святой Православной Церкви на Востоке пред разными христианскими иноучениями и другими иноверцами, всячески старающимися воспользоваться этою несчастною распрею, но имеет и пагубное влияние на самих наших христиан. Но мы не можем не исповедать перед Вами, что условия, предлагаемые свят. Констант. патриархией, на основании которых, слышим, она изъявляет согласие уничтожить неправедное осуждение против нас и целого болгарского народа, таковы, что принятие их может иметь следствия гораздо ужаснее настоящих для святой Православной Церкви и для благочестивого, православного болгарского народа. Мы позволяем себе изложить здесь наши опасения.

Пятивековое владычество турок над пространством Балканского полуострова, населенным болгарами, одинаковые исторические испытания, через которые прошли эти последние, их пробуждение и возрождение под влиянием одинаковых идей и языка, все это имело следствием укрепиться в них сознанию, что они составляют один народ, имеющий одно и то же будущее, одно и то же историческое призвание и послание. Единство болгарского народа пустило глубокие корни в сердце каждого болгарина. И грамотный и неграмотный, и богатый и бедный, и гражданин и поселянин — все в этом сознании своего единства находили свои исторический идеал, его считали своею гордостью, в нем находили утешение в своих несчастиях. Последняя война за освобождение болгарского народа еще сильнее толкнула по этому направлению народные стремления, дав возможность поверить, что давно мечтаемое единство осуществилось и все силы болгарского народа будут сосредоточены около одного центра. Берлинский трактат осуетил действительно осуществившееся за одну минуту единство болгарского народа, но не уничтожил он надежды этого народа, что когда-нибудь единство это непременно осуществится. Поэтому народ этот всеми силами старается сохранить те духовные узы, которые соединяют все его части, и считает он самым злейшим врагом своим того, кто дерзнул бы посягать на эти узы.

Святейшая Константинопольская патриархия могла бы приготовить прекрасное и святое дело примирения и окончательно восстановить связь с болгарским народом, если бы относилась она уважительнее к поименованным духовным узам болгарского народа — к славянскому Богослужению и болгарскому училищу в Македонии. Ибо болгарский народ, видя, что уважаются эти две черты его индивидуальности, в существовании которой мы не видим ничего противоевангельского, и что посылаемые свят. Константинопольск. патриархией в Македонию преосвященные архиереи не препятствуют их развитию, этот болгарский народ убедился бы, что нет никакой опасности для братии его в Македонии и с глубокой сыновнею любовью и преданностию обратился бы к тому престолу, от которого воссиял для него свет Христов.

Но пусть скажут те, которые обвиняют нас, что мы остаемся непримиримыми, что сделала свят. Констант, патриархия в продолжение целых десяти лет со времени учреждения Болгарской Экзархии, дабы поставить себя в такое положение к болгарскому народу? За все это время большая часть македонских епархий, а в последние четыре года все македонские епархии, были под исключительным духовным ведомством преосвященных архиереев, назначаемых и посылаемых там свят. Констант. патриархией. Следовательно, они имели возможность привлечь любовь тамошних христиан. К сожалению, мы видим, что за это время ненависть между пастырями и пасомыми сделалась ожесточеннее, недоверие усилилось больше прежнего. И это потому, что находящиеся в Македонии преосвященные архиереи сделались органами разных эллинских силлогосов, цель которых — распространять повсюду эллинский язык. Вследствие этого и болгаре в Македонии, в Южной и Северной Болгарии считают святейшую Константинопольскую патриархию самым опасным своим врагом. Поэтому, если мы согласимся принять предлагаемые этой патриархией условия для примирения, пока она находится в таких отношениях к болгарам, это значило бы нам самим, своим поведением, произвести раскол в болгарском народе. Ибо македонские болгаре, насколько известно нам их настроение, ни за что не согласятся подчиниться духовному ведомству святейшей Констант. патриархии и, в таком случае мы будем принуждены признать наших братии и братии наших христиан раскольниками, если они будут продолжать бороться за свои церковные права, уничтоженные столетие тому назад, но свежие еще в памяти тамошнего населения. А если они сделают какой-нибудь поступок гораздо несчастнее, который нашел бы отзыв и в других частях болгарского народа, если они бросятся в объятия одной из пропаганд, действующих в Македонии, как уже и сделала одна часть тамошнего населения, то на кого должна пасть ответственность за подобный отчаянный поступок? Уже целый год как упорно распространяются известия, что настало время для примирения с Констант. патриархией, которому будет пожертвована целая Македония, и — слышутся голоса отчаянных людей в Македонии, — что причина всех несчастий македонских болгар — Православная вера, которая в Македонии отождествлена с интересами греческой народности. Уже целый год в Восточной Румелии как и в Северной Болгарии слышутся изобличения, что мы, желая примирения с свят. Констант. патриархией, готовы принести в жертву греческой народности целую Македонию. Уже целый год болгарский народ находится в тревоге и с вниманием прислушивается не раздается ли откуда-нибудь голос примирения в ущерб его жизненным интересам, и — волнуются слабые, ожесточаются разъяренные, усиливается вольнодумство. А что будет, если слухи эти окажутся действительными — один Бог весть.

Когда таково положение дел в Македонии и настроение духов повсюду между болгарами, пусть судит святейший правительствующий Всероссийский синод полезно ли будет для святой Православной Церкви безусловное принятие предлагаемых свят. Констант. патриархией условий примирения. Мы изложили откровенно, во всей их наготе, страсти, движущие жизнью болгарского народа, открыли причины, по которым примирение с свят. Констант. патриархией немыслимо пока церковное положение болгар в Македонии не изменится хоть отчасти.

Да найдет (5) святейшая православная Всероссийская церковь в своей мудрости (6) средство для удовлетворения местных нужд страждущих христиан, а в то же время и для сохранения интересов св. Православной Церкви! Да будет (7) она ангелом мира и да способствует водворению церковного мира между разгневанною матерью и ее неправедно наказанными детьми! Подобный подвиг достоин той глубокой пастырской науки, которою Бог снабдил Вас, духовные предстоятели русского православного народа. Благословенный православный русский народ бесчисленными благодеяниями, неописуемыми жертвами ознаменовал свою любовь к несчастному болгарскому народу. Сжальтесь же и Вы, его архипастыри, над этим самим народом и помогите ему да мимо идут от него опасности страшнее мучений и страданий, перенесенных им в прошедшие времена от иноверной гражданской власти. Как истинные ученики Спасителя Христа сочтите страдания и опасности нашего народа своими и прострите ему Вашу руку, дабы, оставленный окончательно, не погиб для святой православной церкви. „Темже убо дондеже время есть, делайте благое ко всем, паче же к присным в вере“ (Галат., 6, 10). „Бог же мира да совершить вы во всякомь деле блазе“ (Евр., 13, 20—21).

Бележки:

АБАН, ф. 54, арх. ед. 269, автогр. с маст., 6 големи л.

1. В скоба написано: в навечерии.
2. Следва зач.: своем родном.
3. Зач.: школу.
4. Следва зач.: на слав.
5. Зач.: пусть.
6. Следва зач.: пусть.
7. Зач.: пусть сделается

Извлечено от: Литературен архив т. V, Из архива на Васил Друмев — Климент Търновски. Ръкописи, материали и документи. Подбрал и подготвил Дочо Леков. С. 1973. Изд. на БАН., с. 193—198.


© 2001—2005. Православна беседа. Части от четивата могат да се цитират при посочване на адреса на сайта (http://pravoslavie.domainbg.com). Цялостното преиздаване на текстове в печатно тяло или в елекронен вид — само с писмено разрешение от редакцията. Абонамент за четива по електронната поща — вж. тук.