Честна пред Господем смерть преподобных Его!

Свидетельство р. Б. Нины А. Степановой о чудесах святителя Серафима

Родилась я в 1931 г. в православной русской семье в Софии. Мы посещали русскую церковь, где служил приснопамятный архиепископ Серафим (Соболев), дорогой наш владыка, архипастырь, наставник и молитвенник. По милости Божией я знала Владыку с раннего детства. Как радовалось мое детское сердце, когда, входя в церковь, я видела алтарника с посохом – значит служит Владыка. Стояли мы с бабушкой, Софией Михайловной Медовщиковой, она же и моя крестная мать, впереди у левого подсвечника. Таким образом, я все время видела Владыку.

Кончается богослужение. Подходим ко кресту, но почти никто не спешит уходить. Ждали Владыку. И вот, Владыка выходит, все мы окружаем его. Он нас благословляет, гладит по головкам со словами: “Радость моя!”, утешает скорбящих, советует и поучает приходящих к нему за советом и просящих помолиться.

Когда мне шел девятый год, я заболела корью. Это было в 1939 г. Болезнь, можно сказать, прошла и мне разрешили одеться и встать. Я ежедневно должна была ложиться на час-два после обеда. В тот день, как обычно, меня уложили после обеда и я, вероятно, заснула. На этом обрывается то, что помню я. Все, что случилось потом, я узнала, когда выздоровела. Оказалось, что я так долго спала, что решили меня разбудить. Подойдя ко мне и приподняв одеяло, увидели, что руки и ноги скорчены, глаза перекошены, и я нахожусь в бессознательном состоянии. Моментально отвезли меня в клинику Берзина, известную тогда хорошими врачами. Приступили к лечению всеми возможными способами и лекарствами, но ничего не помогало. Уже 24 часа я находилась без сознания. Наконец, врачи, потеряв надежду, сказали моим родителям, что все возможное в их человеческих силах они сделали, и единственная надежда на мое исцеление – упование на Господа. Тогда мои родители бегом бросились к Владыке Серафиму. Просили его помолится за Ниночку, которая умирает.

1. В конце 1979 г. у меня начались очень сильные головные боли. Впоследствии появились другие нарушения, и пришлось прибегнуть к врачам. После обстоятельных осмотров и исследований, врачи катерогически заявили, что необходима трепанация черепа, но они не уверены в успехе операции и в том, что я встану с операционного стола. Мои дочки и моя мать усердно молились в церкви и у Владыкиной могилки. Операция прошла благополучно и я выздоровела.

2. В 1997 г. в декабре месяце у меня вдруг появилась сильная боль в пояснице, а также и высокая температура. Врачи в районной поликлинике установили бронхопневмонию. Но диагноз на боли в пояснице поставить не могли. Я уже перестала ходить, точнее вообще не могла двигаться. Меня отвезли в “Пирогов”  для установления диагноза. Там я пролежала 10 дней. Сделали массу исследований, осмотрели разными аппаратами, и установили спондилит . Это заболевание у меня появилось на туберкулезной почве. Я совсем перестала принимать еду и меня считали безнадежной. Поставив этот диагноз, дали направление в Радунци, где находится единственный санаторий для таких заболеваний. Мои дочки опять горячо молились обо мне, конечно и у гроба Владыки Серафима.

Перед тем, как отвезти меня на линейке в Радунци, меня дома причастил о. Петр с благословения епископа Фотия. Перед отъездом я видела дивный сон. Пошли мы с внучкой в параклис наш во имя преподобного Иоанна Рыльского , – тогда там еще служили. Подходя к дверям, я вижу нашего приснопамятного Владыку Серафима, стоящего в дверях, лицом к нам, в полном архиерейском облачении – серебристом. В параклисе нет никого, и он весь освещен невещественным ярким светом. Увидев Владыку, я припала к его ногам, а он благословил меня архиерейским благословением – обеими руками.

Когда меня привезли в Радунци, врачи встретили меня как умирающую. Дочки дома оплакивали. В санатории над головой у меня была копия чудотворной мироточивой иконы Божией Матери Иверской-Монреальской, освященной на самой иконе. И вот, неожиданно для врачей, я стала вскоре поправляться. Один из них даже высказал мне свое удивление. Я ему ответила, что Бог вразумил их как меня лечить. Через несколько месяцев я стала ходить и совсем поправилась во славу Божию. Так дорогой Владыка Серафим опять помог мне своими святыми молитвами.

3. 12 июля 2000 г. на меня налетела машина. Удар был такой, что я ничего не помню – ни удара, ни всего последующего. Все, что я сейчас уже знаю и описываю, — из рассказов моих дочерей, близких, внучек, сестер и санитарок в “Пирогове”, где я пролежала 50 дней. По мнению врачей, мой случай считался совершенно безнадежным – почти бездыханная, без сознания и вся изломанная. Дочь моя сразу же поехала в наш храм (Успения Пресвятой Богородицы, городской район “Бъкстон”) просить моего духовного отца – священника Дорофея, отслужить Елеосвящение, которое и было совершено с благословения Владыки Фотия. В то время уже вели разговор с о. Дорофеем и об евентуальном отпевании, так как я находилась на грани жизни и смерти. Молились обо мне и в храме Успения Пресвятой Богородицы, и в Княжевском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, а мои дочки горячо молили о помощи Владыку Серафима у его могилки. Молились все время. И вот, когда обе дочки Р. и Е., вместе с нашей знакомой Н., которая работает при храме, пришли в реанимацию [text corrupt]

Написала лично Нина Алексеевна Степанова

София, октябрь 2000 г.


© 2001–2005. Православна беседа, русская версия. Перепечатка материалов разрешена при условии указания ссылки на автора, название и адрес сайта pravoslavie.domainbg.com/rus. Если Вы хотите получать известия о новых поступлениях на нашем сайте, напишите нам по адресу pravb[@]bulpost(.)net (вводя адрес удалите скобки), а в поле subject напишите subscribe-rus. Свои отзывы можете оставить здесь.